knl_1983 (knl_1983) wrote,
knl_1983
knl_1983

Categories:

Турецкие фрегаты типа Gabya

Фрегаты типа Gabya (они же – типа G, поскольку названия всех кораблей начинаются с буквы G) водоизмещением 3700 тонн являются наиболее крупными, если не брать в расчет десантные корабли, единицами турецкого флота. Это бывшие американские корабли типа Oliver Hazard Perry, принятые в состав ВМС США в 1980-1983 гг.
В ноябре 1994 года США предложили Турецкой Республике приобрести по программе военных продаж (foreign military sales, FMS) фрегаты этого типа из состава флота США, а именно фрегаты USS Antrim и USS Flatley, которые в январе 1995 года уже были осмотрены турецкой делегацией. В апреле того же года к передаче был также предложен USS Clifton Sprague, который тоже был вскоре осмотрен. В результате Турция выразила интерес в получении этих кораблей и прислала экипажи для обучения [1].
2 - F490 Gaziantep.jpg
Окончательно передача кораблей была утверждена Законом об утверждении национальной обороны на 1996 год (National Defense Authorization Act for Fiscal Year 1996) от 10 февраля 1996 года.
Интересно, что версия этого законопроекта в редакции Палаты представителей предусматривала продажу или аренду фрегатов, а версия Сената – бесплатную передачу. В итоге по этому вопросу был достигнут следующий компромисс: USS Antrim и USS Clifton Sprague передавались безвозмездно (в рамках передачи военных излишков – excess defense articles, EDA), а USS Flatley на возмездной основе (вид сделки в законе не уточняется, но скорее всего фрегат был передан в аренду).
Все три корабля были готовы к передаче уже в середине 1996 года, однако несколькими сенаторами США был внесен проект резолюции, обращенной к правительствам Турции и Греции по поводу их конфликта вокруг суверенитета над островом Кардак (греч. Иммия). Хотя формально напрямую это никак не влияло на процесс передачи, тем не менее это все же вызвало задержку трансфера первых трех кораблей [2].
В течение 1996 года фрегаты были выведены из состава флота США, а в 1998 году все три корабля были введены в состав ВМС Турции. USS Clifton Sprague получил бортовой номер F490 и название Gaziantep, USS Antrim стал F491 Giresun, а USS Flatley – F492 Gemlik. Трансфер осуществлялся так называемым методом «горячего корабля» (hot ship), то есть непосредственно из боевого состава флота США.
Согласно Закону об утверждении национальной обороны на 1999 год Турции были проданы еще три фрегата типа Oliver Hazard Perry, а именно: USS Reid (F493 Gelibolu), USS Mahlon S. Tisdale (F494 Gökçeada), а также USS Duncan. Первые два введены в состав ВМС Турции в 1999 и 2000 году соответственно. Последний в боевой состав не вводился, так как был приобретен в качестве донора запчастей (впоследствии в 2017 году потоплен в качестве мишени при торпедных стрельбах турецких подводных лодок). Точную стоимость второй тройки Oliver Hazard Perry выделить сложно, так как в сумму сделки в 205 млн. долларов входила также продажа восьми фрегатов типа Knox, арендованных на тот момент Турцией. Кроме того, в стоимость сделки включалось 50 ракет RIM-66E и 20 000 снарядов 20-мм калибра [3].
Законом об утверждении национальной обороны на 2000 год утверждена продажа Турции фрегатов USS John A. Moore (F495 Gediz) и USS Flatley (F492 Gemlik). Первый включен в состав ВМС Турции в 2000 году, а последний был передан покупателю еще в составе первой партии кораблей, но, вероятно, находился в аренде, в связи с чем и потребовался его выкуп. В следующем Законе об утверждении национальной обороны уже на 2001 год вновь упоминаются те же корабли, но с указанием на некую комбинированную схему приобретения «аренда-продажа», возможно имеется в виду изменение основания приобретения с купли-продажи на аренду с последующим выкупом.
Наконец Законом об утверждении национальной обороны на 2002 год утверждается продажа последних двух фрегатов – USS Samuel Eliot Morison (F496 Gökova) и USS Estocin (F497 Göksu). Первый вступил в состав турецких ВМС в 2002, а второй в 2003 году.
Точная сумма сделок неизвестна, однако в отношении USS Flatley (F492 Gemlik) имеется информация о том, что его приобретение обошлось Турции в 28 млн. долларов [4].
В стоимость сделок входила передача всего корабельного вооружения и радиоэлектронного оборудования. Некоторые системы заменялись на их более старые модификации. Так, например, секретная по состоянию на 1998 год система РЭБ AN/SLQ-32А(V)3 на USS Reid и USS Mahlon S. Tisdale заменялась на более старую версию AN/SLQ-32А(V)2 [5].
Точное количество переданных вместе с кораблями ракет неизвестно. Как упоминалось выше, при продаже USS Reid, USS Mahlon S. Tisdale и USS Duncan в сделку входили 50 зенитных ракет RIM-66E. Есть упоминания об одобрении в 1996 году трансфера 75 аналогичных ракет, а в 1997 году еще 75 ракет, однако в силу содержания в данном источнике ряда ошибок, быть уверенным в его точности нельзя. Тот же источник содержит указания на продажу Турции 16 ракет Harpoon в 1995 году за 28 млн. долларов и 30 таких же ракет в 1998 году за 43 млн. долларов (модификация в обоих случаях не указана, возможно – RGM-84C, она же Block 1b), а также на еще более ранние продажи в общей сложности 120 Harpoon RGM-84A (она же Block 1) в 1990 – 1994 годах [6][7].
На основании Закона о передаче военно-морских судов 2007 г. Турции также предлагались еще два фрегата – USS George Philip и USS Sides, однако она отказалась от них.
Полученные Турцией корабли являлись первоначальной модификацией фрегатов типа Oliver Hazard Perry с коротким корпусом длиной 135,5 метров (445 футов) и не могли принимать на борт вертолеты SH-60, а также не были оснащены буксируемой ГАС AN/SQR-19 TACTAS.
Турция сразу же приступила к модернизации своих новых фрегатов и первым делом на всех кораблях на военно-морской верфи Gölcük был увеличен размер полетной палубы и установлена система посадки вертолетов ASIST, что позволило принимать вертолеты S-70B Seahawk [8].
Восемь единиц таких вертолетов было куплено в США по контракту на 250 млн. долларов, поставка была завершена в 2002 году [9][10].
При этом в контракт вошла также поставка 84 ракет Hellfire, необходимость которых возникла в связи с тем, что компания Kongsberg приостановила исполнение уже заключенного договора на поставку ПКР Penguin (эти ракеты были получены Турцией много позже).
8 - БИУС GENESIS.jpg8 - Thales SMART-S Mk2.jpg
Турецкие S-70B оснащены низкочастотным гидролокатором HELRAS, радиолокатором AN/APS-143(V) с дальностью обнаружения целей до 200 км [11] и детектором магнитных аномалий ASQ-811.
Следующим этапом модернизации была постепенная установка при помощи компании Raytheon, начиная с 2007 года, на всех кораблях данного типа турецкой БИУС GENESIS способной сопровождать более 1000 целей (против 64 целей в изначальной БИУС JTDS), в которую интегрированы все системы обнаружения и вооружения корабля. GENESIS является полностью децентрализованной системой с открытой архитектурой, использующая множество технологий, доступных на открытом коммерческом рынке [12].
Для четырех фрегатов – F490 Gaziantep, F492 Gemlik, F493 Gelibolu и F494 Gökçeada модернизация на этом закончилась. Они по-прежнему оснащены РЛС AN/SPS-49(V)4 с дальностью обнаружения до 470 км и AN/SPS-55, гидролокатором AN/SQS-56, системой РЭБ AN/SLQ-32 и СУО Mk 92 mod 2. Последняя состоит из двух РЛС - CAS и STIR, первая применяется для поражения целей в ближней зоне, вторая - в дальней. В целом эти две РЛС обеспечивают два канала управления зенитным огнем [13].
В то же время на остальных четырех единицах – F491 Giresun, F495 Gediz, F496 Gökova и F497 Göksu РЛС AN/SPS-49 заменена на трехкоординатную Thales SMART-S Mk 2 с максимальной дальностью обнаружения целей 250 км (целей типа «ракета» - 50 км, целей типа «базовый патрульный самолет» – 200 км). СУО Mk 92 улучшена с версии mod 2/mod 6 до версии mod 12. Модернизация СУО заключается в интеграции ЗРК ESSM, полной замене компьютеров и другого оборудования на более современные системы с открытой архитектурой, а также в замене передатчиков и приемников РЛС CAS и STIR, что в итоге обеспечило увеличение возможностей по перехвату низколетящих и малоразмерных целей) [14]. В некоторых источниках указывается также на установку нового гидролокатора, без уточнения его марки, а также источника таких сведений, в связи с чем можно считать это маловероятным.
Главным оружием F490 Gaziantep, F492 Gemlik, F493 Gelibolu и F494 Gökçeada является универсальная пусковая установка Mk 13 mod 4 для запуска зенитных ракет RIM-66 и противокорабельных ракет Harpoon, размещаемых в подпалубном магазине на 40 ракет. Стандартный боекомплект составляет 4 ПКР и 36 ЗУР.
Применяемая модификация ПКР – RGM-84C (Block 1b), хотя возможно и использование RGM-84А (Block 1), обе с дальностью стрельбы по разным данным от 92 до 111 км. Точных сведений о наличии на вооружении турецкого флота более дальнобойных RGM-84D (Block 1c) с дальностью стрельбы 124 км не имеется.
Применяемая модификация ЗУР – RIM-66E-5 с дальностью стрельбы 46 км.
На более глубоко модернизированную вторую четверку фрегатов – F491 Giresun, F495 Gediz, F496 Gökova и F497 Göksu установлены четыре из шести приобретенных в США за 227 млн. долларов [15] вертикальных пусковых установок Mk 41, состоящих из 8 ячеек, в каждую из которых загружается контейнер с 4 зенитными ракетами RIM-162 ESSM с дальностью стрельбы более 50 км (400 таких ракет закуплены в США по контракту 2009 года) [16]. С таким зенитным вооружением из 32 ракет RIM-162 и 36 ракет RIM-66E-5 фрегаты являются наиболее мощными кораблями ПВО в ВМС Турции.
Собственную ПВО обеспечивает также один шестиствольный 20-мм ЗАК Mk 15 Phalanx CIWS. Кроме того, на корабле установлена универсальная 76-мм АУ разработки OTO Melara.
В качестве ПЛО на корабле также имеется два 324-мм трехтрубных торпедных аппарата Mk 32 с 24 (вместе с вертолетными) противолодочными торпедами Mk 46 с дальностью хода до 11 км.
По сути фрегаты типа Gabya являются основой турецкого надводного флота в дальней морской зоне, что видно из их активной эксплуатации.
Так, например, в октябре – декабре 2008 года фрегат F496 Gökova действовал у берегов Сомали, участвуя в миссии НАТО по борьбе с пиратством в составе группы кораблей НАТО SNMG2 в ходе операции Allied Provider.
В октябре 2008 года сомалийские пираты захватили турецкое судно Yasa Neslihan, в ноябре – танкер Karagöl, а в декабре сухогруз Bosphorus Prodigy. Все они, наиболее вероятно, были освобождены за выкуп.
Учитывая захват за короткий период трех турецких судов, Великое национальное собрание Турции в феврале 2009 года приняло решение присоединиться к созданной для борьбы с пиратством в январе того же года смешанной оперативной группе НАТО CTF-151. После этого до 2015 года корабли ВМС Турции участвовали во всех миссиях по борьбе с пиратством, в том числе в операциях Allied Protector и Ocean Shield.
Всего в них приняло участие 13 турецких боевых кораблей в том числе все восемь фрегатов типа Gabya, которые выполнили 24 из общего количества в 30 боевых походов. То есть не будет преувеличением сказать, что основная тяжесть турецкого участия в борьбе с сомалийскими пиратами легла именно на корабли этого типа. При этом они отметились не только рутинным патрулированием и сопровождением судов, но и участием в боевых операциях против пиратов [17].
Многократно отмечалось использование данных кораблей в Средиземном море для эскортирования и охранение буровых платформ и геологоразведочных судов. В конце 2018 – начале 2019 года на корме F497 Göksu был установлен и испытывался прототип новой турецкой РЛС с АФАР под названием ÇAFRAD, было также заявлено об успешном запуске ЗУР RIM-162 по мишени, сопровождавшейся данной РЛС [18].
В настоящее время фрегаты продолжают активно использоваться. В частности, их отчетливые силуэты начиная с января 2020 года отмечаются на фотографиях у побережья Ливии [19][20].
Один из них можно идентифицировать как фрегат F490 Gaziantep, который перехватил и передал ливийской береговой охране лодку с тридцатью ливийскими мигрантам. Еще три фрегата этого же типа (F495 Gediz, F496 Gökova и F497 Göksu) также находились в Средиземном море в это время [21].
Все они участвовали в операции НАТО Sea Guardian, что не помешало им приступить к выполнению задач в интересах поддержки турецкой интервенции в Ливию.
Имеются сведения о применении 1 апреля 2020 года одним из фрегатов ЗУР RIM-66E-5 [22], целью которой возможно был БЛА китайского производства Wing Loong II, применяемый сторонниками маршала Хафтара, который по одним сведениям был сбит [23], а, по другим сведениям, зенитная ракета промахнулась [24]. ЗУР при этом легко идентифицируется по обломкам на фотографиях.
Судя по всему, фрегаты обеспечивают радиолокационное поле и противовоздушную оборону в прибрежной зоне Ливии. По понятным причинам никаких сводных данных по применению турецкого флота на настоящий момент не имеется.
15 - F490 Gaziantep and Yavuz.jpg
Давая оценку фрегатам типа Gabya следует признать, что они оказались для турецкого флота очень удачным приобретением, став по сути его «рабочими лошадками» (и оставаясь таковыми до сих пор). Обращает на себя внимание тот факт, что в боевой обстановке у берегов Сомали или Ливии командование ВМС Турции предпочитает применять в основном корабли именно этого типа, вероятно считая их наиболее надежными и мореходными единицами флота. При этом, четыре фрегата, которые помимо установки БИУС GENESIS получили также новую РЛС SMART-S Mk 2 и ПУ Mk 41 с ЗУР RIM-162 не утратили и сегодня своей боевой ценности. Скорее всего в ближайшие 5 – 7 лет вся восьмерка продолжит оставаться в составе флота и активно использоваться, а более современная четверка будет находиться в боевом составе и дольше.
Tags: Военная техника, Турция, Флот
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments